Каталог RSS-каналов
Статистика

RSS-каналов в каталоге: 3390

Добавлено сегодня: 0

Добавлено вчера: 0

Культура / Кино

Рецензия на книгу Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Filmz.ru: Статьи 09.03.2020 в 18:20

Информационно-аналитический on-line журнал о кино - новости, рецензии, аналитика отечественного и зарубежного кинобизнеса.

Рецензия на книгу Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Великая сказка Гильермо дель Торо есть теперь и в бумажном варианте – и это достойное оригинала предложение. «При работе над книгой я не заглядывала в сценарий, – уверяет Корнелия Функе. – Я смотрела фильм, кадр за кадром, секунду за секундой. Я исследовала саму ткань киноповествования и от этого ещё больше восхищалась мастерством ткача».

«Всё было как во сне, а в снах не бывает времени», – вспомните, как это бывает…

Гильермо с самого начала объяснил, что не хочет получить простой пересказ фильма; он ждал от меня большего. Я же не хотела менять ни единого мгновения, ведь, по-моему, этот фильм — совершенство. {…}

Я была очарована, околдована. Из путешествия по лабиринту гениального рассказчика я принесла с собой неисчислимые сокровища творческого вдохновения.

Корнелия Функе – немецкая детская писательница, довольно в своём кругу известная и весьма уважаемая. Мы не знаем, почему Гильермо дель Торо выбрал именно её для этой миссии – превратить его сценарий и снятый уже по нему фильм в книгу, – но можем догадываться, что он нашёл в её произведениях что-то такое, что близко и его мировосприятию. «Википедия» пишет о том, что Функе как никто другой «осознала ценность историй, помогавших {…} отвлечься от печальной действительности и унестись воображением в волшебные миры»; а ведь «Лабиринт Фавна» (книга снимает былые вопросы: теперь Фавн точно с большой буквы) – именно про это!

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Про то, как в разгар испанской гражданской войны девочка Офелия узнаёт, что она – принцесса Моанна, дочь короля подземного мира, рождённая луной, а «не из человеческого чрева», однажды сбежавшая из царства, «где нет ни лжи, ни боли», в манящий её (но обманувший потерей памяти) мир людей – но зато теперь имеющая шанс самым счастливым образом вернуться обратно.

Всего-то и надо – доказать, что её «сущность осталась прежней», по подсказкам Книги судеб выполнив «три задания, прежде чем наступит полнолуние».

Фавн протяжно замурлыкал.

— Ах это... — Он погладил кинжал. — Видите ли... — Он говорил небрежно и в то же время будто извинялся. — Врата откроются, только если получат невинную кровь. Всего одну каплю.

Он произнёс слово «кровь» так, будто в нём не было никакого веса, ещё и руками будто смахнул его прочь.

— Булавочный укольчик, только и всего! — прибавил Фавн, шутливо кольнув себе ладонь острием кинжала. — Это и есть последнее задание.

И он жестом очертил в ночи круг, символизирующий завершённость.

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

К чести писательницы, она сумела превратить хорошо знакомую нам историю действительно в книгу – в которой много фраз и образов, никак невозможных в фильме.

«Мама Офелии, сама того не зная, тоже верила в сказку. Самую опасную из всех: о том, что явится принц и спасет её».

«Узнать секреты взрослых – значит понять их взрослый мир и научиться выживать в нём».

«Слова, будто хлебные крошки, отмечали путь сквозь ночную тьму».

«Нелегко что-нибудь найти, но ещё труднее не испугаться того, что найдено».

«Мы мечтаем о магии, но истинная магия – это очень страшно».

Зло редко проявляется сразу. Поначалу это всего только шёпот. Взгляд. Маленькое предательство. Потом оно растёт, пускает корни — всё ещё невидимое, незаметное. Только в сказках зло имеет явное обличье.

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

А есть здесь и очень меткие уточнения киноизображения:

«Видаль не любил яркий свет. Ему нравилось видеть собственную тьму».

«Он умел одним взглядом заставить человека почувствовать нож у себя под рёбрами».

«Мамины пальцы дрожали, когда она расстегивала пуговки на платье и продолжала улыбаться, притворяясь, будто жизнь и любовь – такие, какими ей хочется их видеть».

«Мерседес была прекрасна. Отвага окутывала её, словно королевская мантия».

«Феррейро уже замечал раньше: новый день дарит силы даже после самой беспросветной ночи. Иногда воодушевления хватает надолго, но чаще оно угасает к закату».

Изображения на потолке в подробностях показывали, чем занимается Бледный Человек.

На рисунках дети, протягивая руки, молили о милосердии, а чудовище пронзало их ножами и мечами, разрывало на куски и с жадностью пожирало. Эти сцены были написаны настолько живо, что казалось — можно услышать крики жертв. Это было слишком! Офелия опустила глаза, спасаясь от кошмарных картин, и наткнулась взглядом на сотни детских сандаликов и ботиночек, сваленных грудами у стены.

Некуда было деваться от ужасной правды. Бледный Человек был пожирателем детей.

Вот так.

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

А ещё тут есть то, чего не было в фильме: десять сказок, дополняющих магическую составляющую этой истории («Гильермо назвал их интерлюдиями»).

Например, про скульптора, который вырезал из дерева статую Фавна – чтобы та непременно отыскала принцессу («Я обещаю, она не остановится и не умрёт, пока не выполнит приказ»).

Про мельницу, которая осталась без мельничного пруда после того, как солдаты одного знатного дворянина утопили в нём ведьму («Каждый год в день смерти ведьмы вся смолотая на мельнице мука становилась чёрной. Даже кошки, охраняющие зерно от мышей, не решались к ней подойти»).

Про короля, так увлечённого всевозможными часами, что могло показаться, что «он боится смерти и надеется её отсрочить, с точностью измеряя время» («По его приказу солдаты приковали шута к шестерёнкам огромных часов, и король без всякого сострадания смотрел, как зубчатые колеса переломали все кости его бывшему любимцу. Слуги так и не смогли до конца отмыть механизм от крови»).

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Но самая примечательная – про Бледного человека, который уже в тринадцать лет убил первого ребёнка – «своего младшего брата, которого любил и в то же время завидовал ему».

Вскоре после этого он стал работать у священника, состоявшего в испанской инквизиции. Инквизиция — страшное орудие Католической церкви, созданное, чтобы преследовать и убивать всех, кто сомневается в церковных догмах. От священника он узнал много интересного о пытках и разных способах убивать. Через три года Палидо превзошёл мастерством своего учителя и опробовал на нём всё, что успел изучить. Он сожрал сердце священника, пока оно ещё билось, потому что читал где-то, что жестокость можно приумножить, поглощая её.

И в самом деле, после трапезы Палидо ощутил в себе ещё более изощрённую тьму. Однажды ночью, после особо рьяных измывательств над очередной жертвой, глаза Палидо не могли больше смотреть на то, что он творил, и выпали из глазниц, словно перезрелые плоды. Тогда Бледный Человек вырезал у себя на руках ямки, чтобы носить глаза на ладонях. Иногда это сильно мешало ему во время охоты.

Разворот книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Как видите, это вовсе не «детская сказочка». Это книга про то, что «самые страшные звери ходят на двух ногах», про то, что «бывают хорошие фавны, а бывают и не очень», про то, «самые страшные чудовища всегда подстерегают внизу, от них сотрясается земля, когда так хочется, чтобы она была прочной и надёжной». Ну и про то, что «всё по-настоящему важное поначалу скрыто», а «если тебе нужно выбрать одно из трёх, выбирай то, что поскромнее и не бросается в глаза».

Так что просто помните, что «книжные страницы могут стать открытыми окнами и дверями, на бумажных крыльях можно улететь прочь»...

Офелия сунула ноги в туфли и вышла из дома следом за феей. Страшно по-прежнему не было. Как будто все это уже случалось когда-то, и вообще, кто не поверит фее, даже если она появляется среди ночи? Наверное, феи всегда прилетают ночью. И надо за ними идти. Так говорится в сказках, а они ведь намного правдивей, чем рассказы взрослых? Книги рассказывают обо всём, о чём взрослые не разрешают спрашивать. О жизни. О смерти. О добре и зле. О том, что по-настоящему важно.

«Все остальное – магия», – как предупреждает Корнелия Функе.

Обложка книги Гильермо дель Торо и Корнелии Функе «Лабиринт Фавна»

Читайте также:

Бумажные комиксы. Февральский анонс

Бумажные комиксы. «Супербоги» Гранта Моррисона (часть I: комиксы)

Бумажные комиксы. «Супербоги» Гранта Моррисона (часть II: кино)

Рецензия на «Неполную книгу драконов» Крессиды Коуэлл

Рецензия на сценарий фильма «Фантастические твари. Преступления Грин-де-Вальда»

«Звёздные войны» на бумаге: «Трилогия о Хане Соло»

«Звёздные войны» на бумаге: одиннадцать друзей Хана Соло

«Звёздные войны» на бумаге: новое в истории о ситхах

Цитаты - не то, чем они кажутся: «Тайная история Твин-Пикс» Марка Фроста

«Твин Пикс»: Избранные цитаты из тайного дневника Лоры Палмер

«Твин Пикс»: Избранные цитаты из воспоминаний Дейла Купера

Рецензия на книгу Тома Хэнкса «Уникальный экземпляр. Истории о том о сём»

Возвращение супергероя: Карл Маркс становится героем комиксов. «Манифест Коммунистической партии в графической адаптации Мартина Роусона»

Киноповесть «Один день на войне» поступила в продажу

Другие записи ленты

«Сезар» 2020: лауреаты 29.02.2020 в 09:49

«Золотой орёл»: лауреаты 27.01.2020 в 11:51

Бумажные комиксы. «Супербоги» Гранта Моррисона (часть I: комиксы) 24.01.2020 в 04:27

Бумажные комиксы. «One-Punch Man»: «07. Частица чудовища & Глубины отчаяния» 21.01.2020 в 04:30

«Оскар» 2020: Номинанты 13.01.2020 в 15:53

Продюсер «Вторжения»: «Вся эта ситуация с Рунетом – безусловно, совпадение» 09.01.2020 в 09:27

Михаил Врубель, продюсер «Вторжения»: «Картины подобного масштаба еще никто не делал» 07.01.2020 в 13:02

«Золотой глобус» 2020: лауреаты 06.01.2020 в 16:27

Бумажные комиксы. «Милый дом Чи» Конами Канаты: книга 3 04.01.2020 в 14:16

Бумажные комиксы. «Сказки» Билла Уиллингхэма: «Издание делюкс. Книга восьмая» 26.12.2019 в 19:24